Рейтинг@Mail.ru

Отдых и туризм

Таштагол. Край родной. Абориген с Мрас-Су

Однако романисты коренным населением Кузбасса не интересовались. Автору этих строк довелось побеседовать с сибирским аборигеном. Не литературным - самым настоящим, проживающем в деревне, расположенной на берегу Мрас-Су.

Таштагол. Край родной. Абориген с Мрас-СуНачну с некоторых сведений, сообщённых людьми, которые много общались с шорцами. В достоверности одних фактов не приходится сомневаться, другие относятся скорее к области мифологии.

В шорских семьях мальчики рождаются гораздо чаще девочек. Учёные не могут назвать убедительную причину этого дисбаланса. В шорских деревнях можно увидеть такую картину: бежит ватага ребятишек, и среди них десять-двенадцать мальчиков, и только две-три девочки. Для парня найти жену - серьёзная проблема. Говорят, некоторые, потеряв надежду отыскать невесту, решаются на самоубийство. По местным представлениям мужчина, не продолживший род, считается никчёмным.

Рыба - один из основных продуктов, употребляемых коренным населением Горной Шории. Как рассказывают, могилы на местных кладбищах по ночам светятся из-за фосфора, которым богата рыба.

Как и для других малых народов, для шорцев настоящим бичом стал алкоголь. Некоторые туристы, отправляясь на Мрас-Су, в качестве универсальной валюты берут с собой спирт. Говорят, в случае необходимости только на него можно выменять продукты. Деньги автохтонному населению Шории не нужны. По распоряжению властей, в магазине, расположенном в Усть-Анзасе, запретили продавать спиртные напитки. Однако вскоре запрет был снят: магазин просто перестал приносить прибыль…

С представителями коренного населения Горной Шории познакомился, сплавляясь по Мрас-Су (об этом походе рассказывал в прошлом номере). Юрий - руководитель нашей группы - дружен с некоторыми шорцами. Вероятно, сыграла свою роль общность интересов. Он заядлый рыбак, а для местных жителей рыбный промысел вовсе не хобби - один из способов прокормиться. В районе Усть-Анзаса моторная лодка, пролетевшая было мимо катамарана, внезапно сбавила обороты. Управлявший ею шорец каким-то неведомым образом узнал приятеля (вот уж действительно: «Рыбак рыбака…»), и подплыл к нам, чтобы поздороваться.  Договорились, что через день Сергей (именно так зовут этого мужчину тридцати пяти лет) прибудет к нам на стоянку. Обещание своё даже перевыполнил - привёз в гости родню и соседей. Он оказался человеком открытым и достаточно эрудированным:

- Задавайте вопросы! Если смогу - отвечу.

У Сергея была возможность остаться на «большой земле»: прошёл срочную службу на Дальнем Востоке (для многих шорцев именно служба в армии становится главным институтом социализации), выучился в Новокузнецке на сварщика, устроился на завод. В отличие от многих мужчин своего рода, к  городской среде вполне адаптировался. И всё-таки решил вернуться к корням - жить, как его предки… К слову, выбор есть не у всех. Один из знакомых моего собеседника освоил в армии специальность водителя, впоследствии устроился в городе на работу, но не удержался - вылетел за пьянку. Поневоле пришлось возвращаться в тайгу.

Но вернёмся к Сергею. По-русски он говорит почти абсолютно правильно. По вечерам читает при свете керосиновой лампы. (Электричество в его маленькую деревню не провели.) Правда, не слишком обращает внимание на фамилии писателей. Читает книги, которые под руку попадутся. Газетными новостями тоже интересуется. Когда заезжает в Усть-Анзас, берёт очередные номера у знакомых. Телевизора в его деревне нет - только радио. Впрочем, от отсутствия «ящика» никто не страдает - привыкли. Для Горной Шории актуальны другие достижения цивилизации - мотор для лодки, бензопила. В древности шорцы были хорошо знакомы с кузнечным ремеслом. Сейчас кузнецов не осталось. Местные лошади ходят некованые. Сергей и его односельчане выбираются в город один-два раза в год. Самое необходимое - соль, муку, спички - можно купить и в соседнем Усть-Анзасе. Хлеб пекут сами. Совсем недавно на огородах выращивали табак. Сейчас предпочитают покупать сигареты. По словам Сергея, шорцы почти перестали держать свиней. Проплывая мимо деревень, я не заметил и пасущихся коров.

Ни на одном из прибывших к нам гостей не увидел креста. А у парня лет двадцати на шее висел талисман - пуля. Думал, это как-то связано с местными верованиями.

- Мы все крещёные, - объяснил Сергей. - А пуля у него на шее, потому что не служил. Я решил: раз в армии не был, пусть хоть на шее носит.

Попросил местных жителей исполнить какую-нибудь песню на шорском. Вспомнили не сразу. Когда запели… Очень уж ритм напомнил русские частушки. А смысл примерно такой: «Хотел спеть песню, да без подружки не выходит…». Среди приехавших была женщина с дочкой лет четырёх.

- Вы пели девочке колыбельные на шорском?

- Нет, только на русском…

Словом, никуда не денешься от банальной фразы: «национальная культура постепенно угасает». Но, положа руку на сердце: часто ли встретишь русского, знающего наизусть много народных песен; регулярно посещающего церковные службы? И если говорить о главной шорской беде - алкоголе: в маленьких деревнях, где проживает исключительно славянское население, проблема эта стоит не менее остро.

Всё неизвестное страшит. Видя шорцев издалека, легко вообразить их эдакими агрессивными дикарями. Однако наши гости оказались доброжелательнее и вежливее иных горожан. Подарили нам двуручную пилу. Подарок пришёлся весьма кстати. Топор, который мы взяли с собой, к этому времени пришёл в негодность. Сергей старше меня всего на пару лет, но обращался исключительно на вы - так воспитан.

Одно из самых распространённых заблуждений: шорцы кормятся охотой и рыбалкой потому, что ленивы. На самом деле природные условия не позволяют отдать предпочтение земледелию и скотоводству. Да и работа охотника-промысловика далеко не самая лёгкая и безопасная.

 

В конце беседы решился затронуть очень болезненную тему:

- Раньше в вашей деревне было двадцать домов. Сейчас осталось только три. Если так пойдёт и дальше, ваша нация просто… растворится, - я специально выбрал слово помягче.

- Вымрет, - грустно и спокойно поправил Сергей.

Неожиданно в разговор вмешался Юрий:

- Случись глобальная катастрофа, горожане вымрут  без электричества и интернета. А шорцы смогут жить и без благ цивилизации!

Что ж. В этом есть доля правды. Сергея, кстати, зовут на новую работу. Приглашают стать спасателем на Мрас-Су. Он склоняется к тому, чтобы принять это предложение.

 

газета «Вита+»

Сергей КОВАЛЁВ

На снимке: Сергей (крайний слева) с односельчанами

Фото автора