Изменилась практика наказаний нарушителей антикоррупционного законодательства

В уходящем году судебная практика по конфискации прокурорами активов, полученных чиновниками и депутатами в результате совершения коррупционных правонарушений, претерпела радикальные изменения. Если раньше по результатам рассмотрения исков надзорного ведомства бюджет получал деньги, предметы роскоши, недвижимость и автомобили, то теперь конфисковывать стали предприятия, золотые прииски и даже порты.

Изменилась практика наказаний нарушителей антикоррупционного законодательства

Конфискательная практика изменилась после прихода в Генпрокуратуру команды выходцев из СКР во главе с Игорем Красновым. Сам по себе механизм обнаружения активов остался прежним. Надзирая за расследованием уголовных дел, находящихся в производстве в основном следователей центрального аппарата СКР, а реже следственного департамента МВД, прокуроры выявляли активы, которые их фигуранты утаивали от декларирования.

После соответствующих проверок в суды, как правило столичного региона, подавались иски к основным ответчикам, их родным, близким и партнерам. Однако в некоторых случаях изменился сам предмет исковых требований.

Если при Юрии Чайке надзор довольствовался пусть и весьма крупными, но все же не столько впечатляющими активами в виде квартир, домов, земельных участков уличенных в коррупционных правонарушениях, то теперь под конфискательные меры попали крупные компании.

Так, по иску первого заместителя генпрокурора Анатолия Разинкина государству отошел глубоководный порт Бронка в Санкт-Петербурге. Было установлено, что для строительства этого внушительного актива петербургский олигарх глава холдинга «Форум» Дмитрий Михальченко использовал средства, похищенные при строительстве и реконструкции объектов в резиденции президента в Ново-Огарево.

Оказавшись под следствием по обвинениям в хищениях и организации преступного сообщества (ст. 159 и ст. 210 УК РФ) в СИЗО, предприниматель, опасаясь ареста и конфискации имущества, переписал порт на супругу экс-главы ФСО Евгения Мурова и бывшего первого замначальника УФСБ по Санкт-Петербургу генерала Николая Негодова. У них порт и забрали через суд прокуроры.

Не менее впечатляющей оказалась конфискательная практика и в отношении известного в Приморском крае политика, бывшего депутата Госдумы от «Единой России» Сергея Сопчука.

Вначале прокуроры уличили единоросса в тайном владении и управлении ООО «Терней Золото», которое разрабатывало запасы золота и серебра в Тернейском районе Приморья, оцениваемые в 38,539 млрд руб. Затем, добившись конфискации актива, надзор занялся другим имуществом не ставшего участвовать в новых выборах в Госдуму господина Сопчука.

Так, сейчас в Москве, по месту регистрации ответчика, рассматривается иск об обращении в доход государства одного из крупнейших комплексов отдыха в пригороде Владивостока — «Маяк», оцениваемого более чем в 800 млн руб. и находившегося во владении структур, подконтрольных господину Сопчуку.

Сам он в разбирательстве не участвует. Утратив депутатские полномочия, господин Сопчук тут же уехал за границу — Следственный комитет России разыскивает его по заочным обвинениям в незаконном участии в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК РФ) и легализации денежных средств, приобретенных преступным путем (ч. 4 ст. 174.1 УК РФ).

По некоторым данным, «Маяк» как раз и является предметом такой легализации.

По результатам прокурорского вмешательства без части бизнес-активов остался и еще один бывший депутат единоросс Андрей Голушко, владевший 50-процентной долей в холдинге «Акция», в который входила фигурирующая в уголовном деле о мошенничестве и иске газоснабжающая компания «Омскгоргаз».

Как установили следователи, а вслед за ними прокуроры и суд, за счет искусственного включения в тариф ООО «Омскгазсеть» затрат на аренду газопроводов у потребителей газа было похищено (ч. 4 ст. 159 УК РФ) 1,4 млрд руб. «Омскгоргаз», который был подконтролен Андрею Голушко, продал газопроводы аффилированной структуре — ООО «Омскгазстрой» за 45 млн руб., а затем у нее же арендовал их уже за 220 млн руб. в год.

Впоследствии сети были сданы еще и в субаренду ООО «Омскгазсеть», которым руководил зять господина Голушко Александр Орлов.

У ответчиков по этому иску солидарно конфисковали эквивалент активов, оцениваемых в 2,2 млрд руб.

Но больше всех от прокурорских исков потерял бывший министр по делам «Открытого правительства» Михаил Абызов, который, являясь чиновником, управлял ОАО «Сибирская энергетическая компания» («Сибэко»), а также офшорами Vantroso Trading Ltd, Lisento Investments Ltd, Besta Holdings Ltd, Kullen Holdings Ltd, Alinor Investments Ltd, зарегистрированными на Кипре.

Вначале суд по прокурорскому иску конфисковал 32 млрд руб., вырученные от продажи «Сибэко», а затем взыскал с него еще $22 млн за операции с этими средствами.

Другим соответчиком по прокурорскому иску стал Альфа-банк, у которого прокурорами было отсужено $30,8 млн и 5,6 млрд руб. Банкиры, правда, заключили с надзором мировое соглашение, по которому взысканные судом суммы были переданы на благотворительную деятельность в сфере образования и просвещения.

В свою очередь, господин Абызов вскоре предстанет перед судом по уголовному делу, в рамках которого ему с сообщниками инкриминируются ст. 210, 289 УК РФ и другие.

По данным Генпрокуратуры по уголовным, гражданским и арбитражным делам, связанным с коррупционными преступлениями и нарушениями, за год была взыскана рекордная сумма 727 млрд руб.


Источник: mail.ru

Publish modules to the "offcanvas" position.